Памяти Николая Гиренко

Николай Михайлович Гиренко19 июня 2004 года, в Санкт-Петербурге в своей квартире выстрелом в упор убит известный ученый-историк и этнолог, правозащитник, антифашист Николай Михайлович Гиренко. Николай Гиренко был главным организатором и идеологом работы по правовому противодействию национал-экстремизму в Санкт-Петербурге, участвовал в международных правозащитных конгрессах, чем вызывал особое раздражение у национал-экстремистов, сообщавших об этом на страницах националистической прессы. В июне 2011 года неонацисты, виновные в убийстве Гиренко, приговорены к пожизненному заключению.

В 2004 году Николай Гиренко выступал свидетелем на суде против крайне националистически настроенной газеты "Русское вече". Он также занимался подготовкой дела для процесса над РНЕ и одной из крайне радикальных группировок Санкт-Петербурга "Шульц-88". На сайте националистов был опубликован смертный приговор Гиренко, но прокуратура не приняла мер против авторов сайта.

 

Судебный процесс по делу об убийстве в Петербурге известного правозащитника, ученого-этнолога Николая Гиренко затягивается. На скамье подсудимых - члены группировки Воеводина-Боровикова, которых обвиняют и в ряде других преступлений.

Банду Воеводина-Боровикова судит коллегия присяжных, и вот уже второй раз подряд она не может собраться в полном составе. По мнению экспертов, если так пойдет дальше, процесс может совсем остановиться, и его придется начинать заново, набрав новую коллегию присяжных.

Все это происходит на фоне печальной даты - пятой годовщины со дня убийства Николая Гиренко, выступавшего экспертом на многих процессах над людьми, обвинявшимися в убийствах по мотивам расовой ненависти. Говорит председатель правозащитной организации "Гражданский контроль" Борис Пустынцев:

 

Николай Михайлович Гиренко "Он был настолько специалист, что мог по поверхностным отдельным признакам сразу определять качество и направленность материала. Нам его сегодня очень не хватает".

19 июня близкие и друзья Николая Гиренко вспоминали его, собравшись у могилы на Серафимовском кладбище. По словам координатора движения "За Россию без расизма" Александра Винникова, пора приложить усилия, чтобы установить памятный знак на доме, где жил и где был убит Николай Гиренко, сообщает корреспондент Радио "Свобода" Татьяна Вольтская.

 


  • Гиренко, Николай Михайлович Википедия
  • ГИРЕНКО Николай Михайлович Энциклопедия Санкт-Петребурга

     


    О гибели Николая Гиренко в 2004 году писали:

     


    Юрий Джибладзе: "Им не удастся нас запугать"

    Дорогие друзья, коллеги по правозащитной работе, антирасистскому и антифашистскому движению!

    У нас с вами большая беда. Убит наш товарищ и коллега. В Санкт-Петербурге 19 июня в своей квартире выстрелом в упор убит известный ученый-историк и этнолог, правозащитник, антифашист Николай Михайлович Гиренко. Все, кто хорошо знал Николая Михайловича, не сомневаются: враги убили его за его активную антифашистскую деятельность. Мы понесли тяжелую боевую потерю; Николая убили наши общие враги; враги не только правозащитников и антифашистов, но и всей нашей страны и человечества - неонацисты, националисты, воинствующие ксенофобы.

    Николаю Михайловичу было 64 года. Ведущий научный сотрудник Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН, руководитель Комиссии по правам национальных меньшинств Петербургского Союза ученых и эксперт многих правозащитных организаций, Николай Михайлович начиная с середины 1980-х гг. был ведущим в России специалистом по экспертизе преступлений на почве расовой и межнациональной вражды и ненависти, провел в рамках судебных процессов десятки экспертиз по важнейшим делам в этой сфере, постоянно выступал в судебных заседаниях, с лекциями, на конференциях и семинарах, опубликовал множество статей, разработал вместе с коллегами и опубликовал важнейшую методику расследования уголовных преступлений на почве межнациональной вражды и ненависти, позволяющую следователям правильно квалифицировать дела по трудной 282 статье Уголовного Кодекса и задавать нужные вопросы экспертам.

    С самого начала создания Сети российских НПО против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и нетерпимости в 2000 году Николай Михайлович принимал самое активное участие в ее делах и инициативах. Коренной петербуржец, переживший ребенком Ленинградскую блокаду, Николай Михайлович был исключительно скромным и обаятельным человеком, интеллигентом в высшем смысле этого слова. Совсем не политик, не суетный и не заботящийся о славе, бескорыстный и заботливый к нуждающимся в помощи, он отдавал огромную часть своего времени общественной деятельности и постоянно помогал национальным общинам, организациям расовых и этнических меньшинств и всем людям, сталкивавшимся с расовой нетерпимостью и ксенофобией в Петербурге. Когда у нас опускались руки от бессилия, он продолжал делать свое дело.

    Добрый и чуткий, обладающий тонким юмором, душа компании, любящий дискуссии, умеющий понимать других и уважающий иную точку зрения, Николай Михайлович был нетерпим только к одному - к насилию на расовой почве, национализму, расизму, кавказофобии, антисемитизму, к разделению людей на этнической и расовой почве. И эта его личная, научная и общественная позиция была очень активной позицией, позицией действия - своих убеждений он никогда не скрывал и все время был на "переднем крае" борьбы с неофашизмом. Его смелость была хорошо известна всем, кто его знал; он не боялся угроз и провокаций.

    А мы все их недооценили и не уберегли нашего товарища. Трудно, невозможно представить себе Петербург без Николая Михайловича и что мы больше не увидим его умного светлого взгляда и доброй улыбки из-под усов... Россия обеднела на одного из лучших своих людей. Для многих из нас его жизнь - это пример скромного и смелого гражданского служения идеалам гуманизма, свободы и прав человека. Вечная Вам память и прощайте, Николай Михайлович. Простите нас. Наши слова сочувствия и соболезнования - родным и близким Николая Михайловича.

    К чувству боли и горечи от утраты добавляется чувство гнева. Это - первое политическое убийство активного участника правозащитного движения в современной России. Оно стало возможным в ситуации, когда в результате бездействия и равнодушия властей на всех уровнях растет уровень нетерпимости и ксенофобии в обществе, а число преступлений на почве расовой вражды подскочило в последние годы в разы при том, что эти преступления не квалифицируются соответствующим образом, а преступники практически не несут наказаний.

    Отсутствие адекватной реакции федеральных властей поощряет не только маргиналов-скинхедов и профессиональных национал-экстремистов, но и "скрытых" расистов в правоохранительных органах, в региональных и местных органах власти, в средствах массовой информации. Такая политика фактически граничит с покрывательством преступников-расистов и соучастием властей в этих преступлениях.

    Как это ни больно признавать, но ксенофобия и дискриминационные практики стали нормой жизни в нашей стране, 60 лет назад победившей в великой войне с нацизмом, и широко используется политиками в избирательных кампаниях и представителями власти для "выпускания пара" социального протеста, направляющими его против "инородцев" и мигрантов. Это в огромной степени связано с войной в Чечне и "патриотической" риторикой властей, легко и часто переходящей в национализм. Опасность этой "игры" не осознана российскими властями и политиками, да и обществом в целом. Джина национализма и ксенофобии легко выпустить из бутылки, а загнать обратно... Для того, чтобы лучше понять эту дилемму, полезно вспоминать уроки истории, в том числе совсем недавней.

    Кроме того, надо честно и прямо сказать: кампания, развернутая в последнее время руководством страны против правозащитников, которых обвиняют в анти-российской и антигосударственной деятельности, также работает на поиск врага и на рост ксенофобских настроений. Она делает активистов гражданских организаций и движений уязвимыми не только для политически мотивированного давления со стороны властей и заказных преследований со стороны правоохранительных органов, примеров чему в последнее время все больше, но и для насильственных нападений и даже убийств от рук преступников и неонацистов, как это произошло с нашим товарищем Николаем Гиренко. Команду из Москвы к атаке против правозащитников и демократов ведь могут хорошо услышать не только милиция, налоговые службы, прокуроры и судьи, но и национал-экстремисты...

    Эта горькая потеря заставляет больше ценить тех, кто рядом, своих товарищей и коллег, дорожить ими, активнее защищать их, когда они в беде. Нам важно сохранить память о Николае Михайловиче Гиренко в наших сердцах - для себя, для страны, для тех, кто будет жить дальше. Но этот вызов, это жестокое и расчетливое политическое убийство нашего коллеги-правозащитника, рассчитанное на то, чтобы испугать нас и заткнуть нам рот, не должно нас запугать. Наоборот - мы должны по-новому взглянуть на ситуацию в стране и на свою ответственность как активистов гражданского движения, предъявить новые серьезные требования к себе и к власти - чтобы Россия не скатилась совсем во мрак насилия, несвободы, фашизма и нетерпимости всех ко всем.

    Юрий Джибладзе, президент Центра развития демократии и прав человека,
    член Координационного Совета Сети российских НПО против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и нетерпимости,
    член Экспертного Совета Уполномоченного по правам человека РФ

    22 июня 2004 г.

     


    Юрий Вдовин: "Над страной нависла угроза фашизма"

    Виктор Резунков:
    В Петербурге убит Николай Гиренко, ведущий эксперт по проблемам межнациональных отношений. Слово Юрию Вдовину, заместителю председателя правозащитной организации "Гражданский контроль".

    Виктор Резунков:
    Юрий Иннокентьевич, Николай Гиренко был одним из самых выдающихся ученых, и его можно называть и правозащитником...

    Юрий Вдовин:
    То, что он был абсолютно точно правозащитником - это безусловно. Наша организация, "Гражданский контроль", сотрудничала с ним, по сути дела, с момента образования нашей организации в области защиты прав национальных меньшинств, и вообще его лозунг был прекрасный, когда он говорил, чем нас больше разных, тем лучше.

    Он как раз противился всем проявлениям ущемлений прав человека на национальной, религиозной, конфессиональной, или какой-нибудь еще почве, это вместо государства, которое должно было это делать, провозгласив это, написав на своих знаменах.

    Коля Гиренко делал это с очень высоким уровнем профессионализма, потому что он был большой ученый, и с большим чувством гражданского долга. И то, что с ним рассчитывались, я не сомневаюсь в этом, фашиствующие элементы, потому что против интеллекта, против знаний, против ума, у них, как у всякого фашиста, нет ничего, кроме силы.

    Виктор Резунков:
    Ситуация складывается так, что администрация пока не реагирует никаким образом, и появилась версия о хулиганстве, и так далее. Не рассматриваете вы это, как попытку свести на нет расследование дела об убийстве Николая Михайловича?

    Юрий Вдовин:
    Информации в начале расследования действительно очень мало. Один раз промелькнула информация, что дело передано в отдел, который расследует дела об экстремистских организациях, в других сообщениях фигурирует отдел убийств. Что касается позиции администрации - раньше администрация, как я выяснил сегодня, с подачи городской прокуратуры старательно делала вид, что у нас в городе нет этой проблемы, и все последние громкие дела, связанные с убийствами людей неславянской национальности, относились к каком-то простому хулиганству, никак не на расовой почве.

    Делалось это то ли ради того, чтобы имидж города был привлекательным для туристов, то ли для того, чтобы успокоить всех, но делалось это, как сегодня мне сказала Алла Юрьевна Манилова, с подачи прокуратуры. Оснований у администрации не доверять прокуратуре, видимо, нет, и упрекать пока администрацию города я в этом не могу, но значит, вот прокуратура у нас занимала такую позицию.

    Что касается вообще проблемы взаимоотношений правоохранительных органов и экстремистских организаций, то у меня вообще есть впечатление, что выполняется некий социальный заказ, когда в стране идет серьезное наступление на фундаментальные социально-экономические, экологические и другие права граждан, когда недовольство в обществе может возрасти очень резко, очень удобно канализировать это недовольство в расово-конфессиональном направлении.

    Чего там с властью разбираться, когда лучше пусть граждане между собой разбираются, там убивают друг друга, или еще что-то делают, и государство рассчитывает, что оно может справиться с этим монстром фашизма, но история учит, что этот джин, когда он вылетает из бутылки, справиться с ним тяжело. Опыт ХХ века должен был бы научить, что с этим шутки плохи.

    Виктор Резунков:
    Юрий Иннокентьевич, в интервью газете "Известия" Александр Сокуров заявил, что убийство Николая Гиренко - повод немедленно собрать Совет Безопасности. Как вы считаете, вообще власти способны каким-то образом изменить ситуацию?

    Юрий Вдовин:
    Я просто в восторге от того, что сказал Сокуров, он нашел точный механизм реакции власти. Действительно, должен собраться Совет Безопасности и обсудить опасность, которая над Россией нависла, опасность фашизации нашей страны, и я Сокурову чрезвычайно признателен за это его заявление.

    Виктор Резунков:
    Как вы думаете, что должны предпринять власти города и Валентина Матвиенко, губернатор Санкт-Петербурга, в первую очередь, по вашему мнению?

    Юрий Вдовин: Я бы, если можно советовать губернатору города, я избиратель, поэтому имею, наверное, право тоже посоветовать, я бы на месте губернатора города очень плотно собрал бы силовые структура города и попросил бы и службы прокуратуры, и городские, и районные, и милицию, и структуры ФСБ объединить свои усилия в борьбе с существующей реальной опасностью фашизации города.

    К сожалению, попытки сделать вид, что в городе этого нет, как видите, ни к чему не приводят, а приводят к тому, что болезнь загоняется в глубину, дают фашиствующим элементам надежды на то, что их деятельность будет безнаказанной, и она покрывалась каким-то безалаберным словом "хулиганство", чуть ли не как про Тимура и его команду нам рассказывали про пацанов, которые убивают людей, и я присутствовал на судах некоторых, и просто удивлялся, в какой степени эти мальчишки старались все время сказать, что их не национальная или расовая рознь вела, допустим, с трубами на азербайджанского продавца, а любовь к футболу.

    Я бы еще госпожу губернатора попросил посмотреть, как может футбол быть связан с нетерпимостью к людям другой национальности. Над городом нависла угроза фашизации. В городе небезопасно ходить людям разного цвета кожи. И это явление совершенно фашистского толка.

     

     


    Александр Сокуров: "Зло укоренилось в России"

    Это убийство показывает, что нацистская практика - "второй кабинет" - существует в нашей стране. И человек, представляющий опасность для этого кабинета, уничтожается.

    Масштабы ненависти к "инородцам" в нашей стране огромны, этот яд брызжет из миллионов. Этого нельзя не замечать. Молчание в данном случае означает соучастие. Я думаю, что материалов, собранных на эту тему в последние годы, достаточно, чтобы Совет безопасности обратил на это внимание. Более чем достаточно.

    Ситуация гораздо более жесткая, нежели четыре, пять лет назад. Если раньше мы видели первые ростки, которых государство не замечало, то теперь это зло укоренилось. Чудовищная озлобленность и в столице, и на периферии.

    Неприкаянность миллионов, безработица и чудовищное нравственное состояние могут сдетонировать, подогреваемые и разгулом телевизионного варварства.

    Чудовищное убийство выстрелом в упор ученого, занимавшегося проблемами национализма и, значит, представлявшего опасность для нацистов, вскрыло два симптома старой социальной болезни: организованный бандитизм и возможность купить убийство.

    С обоими этими симптомами в государстве тоже не ведется никакой борьбы. Это значит, что государство либо боится, либо молчаливо соучаствует.

    Убийство Николая Гиренко - повод немедленно собрать Совет безопасности.

    Записала Юлия КАНТОР 22.06.2004

     


    Отклики на гибель правозащитника Николая Гиренко

     


    Я познакомился с ним в Казани на одной из конференций по толерантности. Это был человек энциклопедических знаний, он прекрасно знал не только русскую культуру, но языки и культуры многих народов мира. Обладая безупречной логикой ученого, он мастерски препарировал книги и газеты на предмет разжигания межнациональной розни. Именно он написал единственное пособие для прокуроров, чтобы они смогли осуждать по ст.282 УК РФ(до него эта статья была без движения).

    Он согласился выступить экспертом и свидетелем в Новгородском суде по делу Павла Иванова - редактора-учредителя нацистской газетенки "Русское вече". Он, несмотря на занятость, неоднократно приезжал в суд на дачу показаний. А когда Иванов спросил его мнение, задевает ли евреев материалы газеты, он ответил: "Они задевают, прежде всего, меня как русского человека".

    Он готовил заключения и для приближающегося процесса над местным отделением РНЕ. А еще он готовил материалы по делу фашистской питерской группировки "Шульц-88"... Вот таков был этот скромный и обаятельный человек.

    А сегодня в Санкт-Петербурге его убили в собственной квартире. И разве нужно строить догадки о причинах убийства русского интеллигента- бессребреника? Неужели не ясно, что такие русские люди не нужны нацистам...

    Вечная память нашему другу и единомышленнику.

     

    Владимир Исаков,
    Великий Новгород

     

     


    Выражаю искренние соболезнования семье убитого правозащитника и ЧЕЛОВЕКА. Мы все понесли очень тяжелую утрату. Фашизм необходимо задушить, эта грязная идеология не должна овладевать душами людей.

    Андрей Ошеров,
    представитель МБПЧ в Костромской области

     


    Страшная история.

    Примите соболезнования.

    Россия потеряла очень большого человека.

     

    Семен Резник,
    писатель, публицист (США)

     


    Примите от меня и от нашей организации искренние соболезнования в связи с гибелью Николая Гиренко. Ваши выводы и заявления мы поддерживаем и солидарны с вами.

    Со своей стороны хочу информировать, что в Узбекистане стали поднимать голову антисемиты. Наша организация начала немедленную борьбу с ними, чтобы "потом не было упущено время и не стало поздно", как правильно отметили вы в своём послании. Эту "работу" стали проводить члены партии Эрк довольно оригинальным образом. В частности, 23 Июня я намерен дать пресс-конференцию и серьёзно коснуться этой темы. Буду вас информировать.

    Ещё раз приносим соболезнования.

     

    Председатель Комитета Защиты Прав Личности Узбекистана,
    председатель Узбекистанской Секции МОПЧ
    Марат Захидов

     

     


    Потрясена убийством Николая Михайловича Гиренко! Гибель ученого не была случайной. Экстремисты убийством ответили на обеспокоенность тех, кто хотел предостеречь: ненависть разъедает душу как индивидуума так и народа!

    Будет ли общество слышать и слушать правозащитников? Сейчас можно только сожалеть о том, что - нет, не слышит! Убийство Николая Михайловича еще одно предостережение всем нам, в том числе и власти: фашизм уже в России. В

    сем руководителям и экспертам проекта "Общественная кампания противодействия расизму, ксенофобии, антисемитизму и этнической дискриминации в многонациональной РФ" крепости духа и стойкости.

    И передайте соболезнования семье Николая Михайловича Гиренко и от Тверского "Мемориала".

     

    В. А. Шарипова,
    сопредседатель ТРО "Мемориал"

     

     


    Страшную новость о Коле Гиренко я узнал вчера из Интернета, а сегодня - Ваше сообщение! Нужна какая-то акция для увековечивания его памяти. Может быть, выпустить сборник воспоминаний питерцев о Гиренко? Хочу выразить свои соболезнования и солидарность с антифашистским движением.

     

    Виктор Шнирельман,
    доктор исторических наук

     

     


    Здравствуйте, друзья!

    Уму не постижимо, что творится, в какой стране мы живем! Убит Николай Михайлович Гиренко - один из самых принципиальных, ярких, образованных, обаятельных, тонких, остроумных, интеллигентных людей! Общение с ним приносило величайшее удовольствие и радость.

    Помню каждую встречу с ним: его лекции и частные беседы. Суждения и оценки Н.М. Гиренко становились поводом для размышлений и написания статей. О его деятельности мы писали в своей антифашистской газете "Час Ноль".

    Он был настоящим подвижником и бесстрашным человеком. Слезы наворачиваются на глаза, при мысли об этой ужасной трагедии.

    Какая-то мразь стреляет в лучших из рода человеческого. Скорбим вместе со всеми, кто знал Николая Михайловича, имел счастье общаться и работать с ним.

    Дело, которому Николай Михайлович посвятил свою жизнь, и из-за которого он был лишен жизни, будет продолжаться!

    Максим Ефимов,
    руководитель молодежного антифашистского центра при музее памяти жертв фашизма имени М.Кольбе,
    редактор антифашистской газеты "Час Ноль",
    председатель КРО ММОБО "Молодежная правозащитная группа".

     


    Уважаемые коллеги!

    Мы потрясены гибелью Николая Гиренко. Позвольте выразить вам и семье Николая Михайловича наши глубокие и искренние соболезнования.

     

    С уважением,
    Андрей Блинушов
    HRO.org/Мемориал-Рязань/Журнал Карта

     


    Сказать, что мне невыносимо больно узнать о гибели Николая Михайловича ГИРЕНКО, - это не сказать ничего. Да и кому это важно, больно мне или нет. Сегодня надо сказать одно: прощайте, дорогой Николай Михайлович, Вы прошли доставшийся Вам путь достойно, вечная Вам память. Стандартные слова, звучащие в таких случаях веками, вмещают многое, и только они должны быть сказаны.

    Прозвучат и другие слова. Снова и снова встают у гроба и несут почетный караул лю... да нет, не люди, нелюди, сейчас должно говорить только так. Выйдут и скажут, что надо найти убийц, что пора положить конец... СТАЛИН у гроба КИРОВА, классика. Кому-то надо напомнить другие имена, из нашей самой новейшей истории?

    И вот, если мы знаем, что те другие, вполне правильные, слова всё же прозвучат, имеет ли смысл составлять заявления и собирать подписи? Сколько уже составлено таких заявлений, собрано подписей, - и что? В лучшем случае - опять позовут на гражданский форум. В худшем - какой-нибудь высокопоставленный мерзавец подкинет очередной гнусный намек на финансовые разборки. Никто ни за что не ответит, ровно ничего не изменится, никому лучше не станет.

    И потом, что такое широкий сбор подписей? Даже если не через сайты, - сколько нас, готовых подписать такие документы? Выборы, господа, это очень выразительный сбор подписей. Предельно массовый и предельно ясный. Выборы и подписали отношение россиян и к фашизму, и к чеченской войне, и к "так называемым" правозащитникам. С чего это говоруны осмелели, в погонах и без? Выборы дали им карт-бланш. Не СПС и не "Яблоко" проиграли те позорные выборы, - мы с вами, господа, проиграли Россию фашистам. Проигравший - платит. Желающим забыть об этом напомнят неоднократно.

    Лет сорок назад спрашивал я своего отца, почему он не просит о реабилитации. Отец пожимал плечами: зачем? Много позже довелось понять смысл того ответа... И сегодня позвольте мне спросить очень уважаемых мною людей, в неизбывном горе пытающихся предпринять хоть что-нибудь, дабы остановить кровавый конвейер, - зачем? Зачем обращаться к тем, чьей волей или безволием, если даже не руками, творится зло за злом? Сколько тысяч, десятков тысяч убили они за последние годы, что им еще одна жертва, будь то безвестная таджикская девочка или крупный ученый?

    Стивнув зубы, сомкнуть строй. Да, господа, и эта стандартная формула единственно приемлема. Делать то же, что делали, только серьезнее, лучше. Может быть, жестче. Работать с российским народом, а не с его убийцами. Быть достойными памяти ушедших раньше нас.

     

    Борис Крейндель, Томск
Прикрепленный файлРазмер
1.ZIP161.54 КБ