Политзаключенному отказали в свидании с неизлечимо больной матерью

Верховный суд в Крыму не удовлетворил ходатайство арестованного заместителя председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ахтема Чийгоза о свидании с больной матерью. Меджлис по ходатайствам российских прокуроров признан в РФ запрещенной "экстремистской организацией"

Как сообщает Каспаров.ру, об этом завил "Центр журналистских расследований" со ссылкой на адвоката Николая Полозова.

С 29 января 2015 года, когда Чийгоза поместили под арест по обвинению в организации "массовых беспорядков 26 февраля 2014 года", Чийгоз не виделся с матерью. Она тяжело больна, но родственники скрывали от него этот факт. Теперь открылись новые медицинские показания, еще более неутешительные, поэтому защита и попросила суд предоставить сыну возможность встретиться с матерью, объясняют в Центре.

Ходатайство предполагало краткосрочный выезд заключенного из СИЗО под конвоем, так как его мать не может передвигаться и прийти в суд или в изолятор. Однако суд в этой просьбе отказал.

Ходатайство о переводе Чийгоза под домашний арест так же было отклонено.

Прокуратура Крыма передала в Верховный суд полуострова "дело 26 февраля".

15 февраля правозащитный центр "Мемориал" (Москва) признал фигурантов "дела 26 февраля" Ахтема Чийгоза, Али Асанова и Мустафу Дегерменджи политзаключенными.

Чийгоза, Асанова и Дегерменджи обвиняют в организации и участии в беспорядках у здания крымской Рады, произошедших еще до аннексии полуострова.

По ходатайствам печально известного российского прокурора Крыма г-жи Поклонской Верховный суд полуострова принял решение об объявлении Меджлиса крымскотатарского народа "экстремистской организацией". Эту позицию не удалось оспорить в Верховном суде РФ.

Правозащитники считают такое решение несправедливым и глубоко ошибочным. В частности, в ходе судебных заседаний они подчеркивали, что "Междлис – орган демократического представительства, а не общественная организация, что иск о признании экстремистским к такому органу предъявлен быть не может, что деятельность его не может считаться экстремистской".

Старший юрист Правозащитного центра "Мемориал" Кирилл Коротеев подчеркивает: "Что касается последствий – членство в экстремистской организации – преступление по российскому праву. 33 члена Меджлиса в опасности, а органы "на земле" могут распространить преследование и на членов региональных и местных меджлисов, тогда репрессии могут коснуться сотен людей".