Солдат осталось так мало...

Председатель Комитета 'Гражданское  содействие' Светлана ГаннушкинаДень Победы – один из немногих оставшихся нам общенародных праздников. Мы победили фашизм, наша борьба была правой, и поэтому победа стала общенародной.

9 мая я проснулась с ожиданием радости на душе, но что-то мешало этому. Не воспоминания о потерях, которые были в каждой семье. И даже не грусть о недавно ушедшем из жизни двоюродном брате – художнике Жене Ганнушкине – ветеране войны, сбежавшем на передовую мальчишкой 17 лет от усиленных приглашений НКВД к сотрудничеству.

Мешало чувство вины, моей личной вины за то, что не справилась, не сумела помочь тем, кому не помочь стыдно.

Все началось в 2010 году, когда наша коллега из рижского "Мемориала" Рута Озолиня передала мне письмо русского солдата, ветерана Великой Отечественной войны Николая Илларионовича Пономаренко – пехотинца Коли, как назвала его латвийская газета "Вести". В письме речь шла о том, что инвалидам Великой Отечественной войны, живущим в Латвии и окончившим свой боевой путь солдатами, пенсии по инвалидности не выплачивают ни Россия, ни Латвия. Исключение составляют граждане России, к которым, к слову сказать, относился и сам пехотинец Коля, – как оказалось, он уже давно бился не за себя, а "за други своя".

Поначалу эта проблема показалась мне несложной. Я подумала, что просто произошла ошибка: не учли солдат в каком-то приказе, надо это поправить.

В октябре я написала письмо Дмитрию Медведеву, и на первой же встрече с ним Совета по правам человека передала копию письма президенту в руки. Реакция Медведева была мгновенной, он тут же написал на моем обращении: "Т.А. Голиковой. Проработайте вопрос о решении этой проблемы!" Сентиментальный президент подчеркнул слова "солдат осталось так мало!" .

Казалось бы, дело сделано. Мы ждали результата. Он вскоре пришел в виде письма Голиковой президенту. В письме длинно излагались российские правила пенсионного обеспечения, не имеющие к нашему делу никакого отношения. Письмо завершалось следующим пассажем:

"В отношении предложения о внесении изменений в действующее законодательство в целях распространении пенсионного обеспечения... на инвалидов Великой Отечественной войны, постоянно проживающих в Латвии, не имеющих российского гражданства, следует отметить, что оно, к сожалению, не может быть реализовано. Это обусловлено тем, что инвалиды Великой Отечественной войны из числа жителей Латвийской Республики, являясь гражданами Латвии или имея особый статус неграждан, находятся под юрисдикцией Латвии, в связи с чем законодательство Российской Федерации на них не может быть распространено в том же объеме, что и для граждан Российской Федерации и лиц, постоянно проживающих на ее территории.

...

Кроме того, необходимо принимать во внимание, что предлагаемое решение создаст прецедент и вызовет необходимость осуществлять данные выплаты также и лицам с аналогичным статусом, проживающим не только в Латвии, но и в других странах (например, США, Израиль, ФРГ и др.)".

В отличие от Медведева, судьба солдат-инвалидов не впечатлила г-жу Голикову, и она открыто выразила нежелание выполнять его поручение.

Получив копию этого ответа, я отправилась на сайт посольства России в Латвии и обнаружила, что прецедент, который так беспокоит Голикову, уже создан. На основании соглашения от 30 апреля 1994 года Россия в Латвии взяла на себя пенсионное обеспечение за счет своего бюджета находящихся в запасе или в отставке офицеров, прапорщиков, мичманов, военнослужащих сверхсрочной службы Вооруженных сил, внутренних, железнодорожных и других войск бывшего СССР (Российской Федерации) и членов их семей, независимо от их гражданства. Такое соглашение было принято потому, что законодательством Латвии не предусмотрено осуществление пенсионного обеспечения данной группы бывших граждан СССР. Как видно из текста соглашения, солдаты просто выпали из рассмотрения.

Беспокойство г-жи министра о необходимости платить еще и ветеранам, "проживающим в США, Израиле, ФРГ и др.", разумеется, было напрасным, учитывая, каким уважением пользуются, например, в Израиле все те, кто воевал против фашизма. Что же касается ФРГ, то это государство помогает жертвам фашизма в России и на Украине, так что едва ли там тоже имеется необходимость в поддержке бывших советских солдат-инвалидов.

Все это я изложила во втором письме, которое на следующей встрече передала Дмитрию Медведеву. И снова на моем письме появилась резолюция: вернуться к решению вопроса о солдатах. На этот раз ответ из министерства пришел прямо на мое имя, его подписал статс-секретарь министра г-н Воронин. Исключая обращение, письмо Воронина мне дословно совпадало с ответом Голиковой Медведеву! Моего письма просто никто не читал.

Далее последовала переписка и встречи все по тому же вопросу. Председатель Совета по правам человека Михаил Федотов писал в администрацию о том, что это поручение президента нельзя снимать с контроля, потому что оно не выполнено, а ответы Голиковой-Воронина нас не убедили. Было проведено совещание с участием представителей МИДа, Минфина, Минздравсоц и т.д., где все говорили о святом долге перед ветеранами. И только дама от соцзащиты всплескивала руками и обвиняла меня в подозрительном пристрастии к советским солдатам в Латвии.

Федотов снова написал в МИД. МИД провел подсчеты участников Великой Отечественной войны в странах Балтии и насчитал уже не несколько сотен тех, о ком пишет пехотинец Коля, а более 8 тысяч ветеранов и около 2 тысяч инвалидов Великой Отечественной войны, из которых примерно половина получают военную пенсию. МИД прислал также данные о вдовах ветеранов, малолетних узниках лагерей, тружениках тыла. Крепко приложив власти Латвии, Литвы и Эстонии за ущемление в правах ветеранов-антифашистов во многих сферах жизни, МИД заявил следующее:

"Ветераны ВОВ получают минимальные пенсии, лишены права на соответствующие надбавки, льготные медицинское обслуживание и проезд в общественном транспорте. Как правило, их пенсии с трудом хватает на оплату коммунальных платежей, особенно в зимний период. Это относится ко всем категориям ветеранов ВОВ за исключением военных пенсионеров, которые получают пенсии от Российской Федерации на основании специальных двусторонних соглашений после выхода в отставку с военной службы". Вот так все скверно для всех, кроме наших пенсионеров, однако далее:

"До настоящего времени ветеранам, проживающим в Прибалтике, выплачивались только единовременные пособия по случаю юбилейных дат Победы над фашизмом путем принятия специальных нормативных актов...

С учетом изложенного полагаем, что выплата прибалтийским ветеранам-антифашистам небольшого регулярного пособия явилась бы для них не только материальным, но и моральным фактором признания Россией их заслуг.

В качестве наиболее приемлемого варианта решения проблемы можно было бы предложить принятие отдельного нормативно-правового акта, который предусматривал бы регулярные выплаты тем ветеранам ВОВ (независимо от их гражданства), которые в государствах своего проживания не имеют права на получение дополнительной социальной поддержки или иных льгот в силу своего статуса ветерана Второй мировой войны. При этом, чтобы не вступать в противоречие с двусторонними соглашениями России с этими государствами о пенсионном (социальном) обеспечении, на наш взгляд, следовало бы избегать употребления термина "пенсия", а использовать другие определения выплат (например, "гуманитарное пособие").

Кроме того, выделение только одной категории инвалидов ВОВ, как предлагает С.А.Ганнушкина, может, по нашему мнению, вызвать возмущение и обиду других ветеранов ВОВ. Поэтому можно было бы предусмотреть ежемесячные или ежеквартальные выплаты, дифференцированные в зависимости от категории получающего лица (ветераны ВОВ/участники ВОВ/инвалиды ВОВ)".

Неплохое предложение посмотреть на проблему шире. Очевидно, что если я и говорила об одной категории солдат-инвалидов, то это вовсе не означает, что я предлагаю улучшить положение только ей одной. Снова стало казаться, что вопрос будет вот-вот решен.

Но сменился президент, неугомонный Николай Илларионович снова написал ему письмо о своих товарищах, победивших фашизм и оставшихся без поддержки страны, которую они защитили. Дмитрий Медведев стал премьером, это дало ему широкие возможности выполнять поручения президента Медведева, но что-то ему, видимо, мешало это делать.

Совет при президенте по правам человека захлестнула волна проблем, вызванных работой "взбесившегося принтера"...

А солдат становится все меньше и меньше, и скоро выражать возмущение и обиду будет уже некому.

 

Источник: "Грани"